Понедельник 18.01.2021 22:26

«За! Малых сих» - слово и дело Альберта Лиханова

18.01.2021
208
0
Премия Детского фонда
«Благородному родительству от благодарного детства»


Мы сегодня сдаем своих детей совершенно безжалостным образом.

Мы просто делать должны то, что можем.

А.Лиханов

 

Две ключевые фразы человека, посвятившего себя, свою жизнь каждодневному  решению проблем детства, взяты эпиграфом к последующему материалу, основанному на прочтении публицистической книги «За! Малых сих», в которой насчитывается 1034 страницы. 1034 страницы опыта и мудрости, боли и крика о проблемах детей, жёстких слов, обращенных к родительству и государству. Временной период «слова и дела» Альберта Лиханова, обозначенных на страницах книги, - 1984 -2017 г.г.  – более трех десятков лет. Это письма, выступления, интервью, позволяющие узнать и понять масштабность деятельности «рыцаря детства», защитника «малых сих». А узнав и поняв, и поклонившись до земли, перейти к действию, последовав за ним. Какие болевые точки обозначал Альберт Анатольевич, и как решал - вот об этом хотелось бы рассказать вам, неравнодушным к судьбам  детей. Сам Альберт Анатольевич так  обозначил значение материалов книги: «Книга посвящена семейному воспитанию». Поговорим об этом тезисно по годам:

 

1985 год

Семья – это, говоря языком научно-технической революции, микросхема, модель общества, и в этой модели, а еще точнее, в этом общественном гене заложены или не заложены  важнейшие нормы человеческих взаимоотношений.

Имущество, собственность, деньги – это всего лишь опора семьи, но не ее основа. Основа проста, милые вы мои! Основа в том – как часто заглядываете вы в глаза человеку, избранному вами навеки – никак не меньше. Как часто находите добрые слова, говорите о любви и что делаете для любви. Умеете ли сдержаться, когда хочется закричать, и взять себя в руки, когда хочется грохнуть стакан.  Жизнь не проходит без заусениц, и их надо срезать, заглаживать.  Нет и не может быть Дня семьи. Есть жизнь семьи. Есть семья, плывущая в вечность – продолжение нами и нас.

Детство – это величайшая ответственность старших за младших и младших за старших.

Дети – это глаза. Дети – это уши. Дети – это повторение наших достоинств и недостатков. Повторяя нас, они добро и зло наше творят с удесятеренной силой. В себя надо повернуть собственный взор, в своей жизни найти час или слово, которые внушили дитяти ложную истину.

Нельзя воспитать собственное дитя только верными словами. Его можно повести за собой – в этом вся истина. Никакая сила не может вбить истину, не исповеданную поступком.

Настала пора защищать детство – и чаще всего от собственных родителей, заботливость которых носит бытовой характер, не цепляя детской души. Отношения между родителями и детьми носят справочно-информационный характер, когда из семьи исчезает душевный разговор.

Типовой стала другая крайность, когда родители увлечены карьерным воспитанием. Стыдно сказать. Но детский мир уже давно расслаивается социально. Имеющие презирают неимеющих, вызывая зависть, а порой и ненависть. Вот как рано и на какой основе рождается ожесточение.

Взрослые ограждают юных от душевных забот, воспитывают неверное отношение к работе, внушают мнимые идеалы, разрушают чувство детского товарищества, соучастие, рождая равнодушие.

О детской литературе мудро сказал Г.Н.Троепольский (Белый Бим Черное ухо):

«Если писать только о добре, то для зла это будет подарок». Стать игрушкой, забавой в руках детей – невелика честь для книги.

Главное строительство– это строительство растущей души.

Неумирающая книга. Альберт Анатольевич в предисловии к книге А.С.Макаренко «Педагогическая поэма», изданной «Молодой гвардией» в 1985 году, говорит, что эта неумирающая книга необходима в первую очередь  будущим родителям, во вторую очередь тем, кто готовится стать учителем. Почему? Он приводит цитату из книги: «Если вы блещете работой, знанием, удачей, то  не оглядывайтесь: они все на вашей стороне, и они не выдадут. Все равно, кто вы такой: столяр, агроном, кузнец, учитель, машинист.  И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы, как бы вы ни были симпатичны в быту и в отдыхе, если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что вы своего дела не знаете, - никогда вы ничего не заслужите, кроме презрения…». Так вот, влиять на будущего человека в тысячу раз сподручней будет, если сами-то они (родители и учителя) профессионалы, люди, умеющие или то, или это, а еще лучше, умеющие и то, и это. Авторитет воспитателя не на ремне, не на строгости, а на деле, на умении дело это делать. Умение рождает желание подражать, уметь не хуже. В доброй кладке стена крепка тем, что кирпич заходит за кирпич – так же и в общежитии, в чередовании поколений – сцепкой прочны мы.

Об учительстве. Альберт Анатольевич опять же опирается на А.С.Макаренко, у которого утверждается следующая мысль: «В практике воспитания бессмысленно надеяться на какую-то всеобщую от всех зол панацею – ее нет. И нет, и не может быть учителя, могущего все.  Идеальный учитель не тот, кто все может и все умеет, - таких просто не существует, но тот, кто искренне служит своим воспитанникам, прежде всего думая о их благе». В сущности, говорит Лиханов, поэма - яркий пример учительской самоотверженности. Сегодня это вроде бы не звучит. Да, следует согласиться, что педагог имеет все права на свою личную жизнь. Но ни в коем случае нельзя согласиться с мыслью о том, что идея педагогической самоотверженности устарела. Учительствование – это форма самосожжения, воспитание – это не ремесло, а форма любви. Любовь же не измеряется нормами и часами. Любовь – чувство постоянное и всегдашнее. Книгу А.С.Макаренко можно было бы назвать «Поэма человеческой любви».

Давайте спросим себя: много ли найдется среди современных родителей и молодых учителей тех, кто читал «Педагогическую поэму»? Читать и обсуждать на педагогических чтениях с учителями, родителями настала пора и не только труды Макаренко, но  и Сухомлинского, и Ушинского, и Песталоцци и многих других педагогических светил. Как не вспомнить советские времена, когда учителя шли на предприятия с беседами о воспитании. Это называлось педагогическое просвещение или всеобуч.

 

1986 год

О книге Георгия Данаилова «Не убить Моцарта!» Суть: каждый из детей бесконечно талантлив, надо только подобрать ключ к дарованию, а это уже забота родителей, учителей. Все мы несем ответственность за то, как раскроется из бутона прекрасный цветок и в какую бабочку превратится тихая куколка.

О книгах о военном детстве. Одну из наших обязанностей вижу, чтобы объяснять детей их собственным родителям. Отношения в семье часто носят формальный характер. Наше дело не в том, чтобы выступать с педагогическими беседами для родителей, а в том, чтобы и художественными, и публицистическими средствами проникнуть в мир этих отношений.

 

1987 год

Письма генсеку о проблемах современного сиротства.

Сейчас сиротство другое. Социальное. У наших сирот в большинстве случаев есть живые папы и мамы. Но нет уверенности в будущем. Надо вернуть сознание народа к детям. И не только к детдомовским, но и к своим. Велик разрыв между взрослыми и детьми. Что такое нравственное воспитание? Соучастие. Участливость. Добродетель.

Надо укреплять семью, в делах семейных – успехи (или проблемы) государства. Надо создать «Родительскую газету». Такая величайшая «отрасль», как родительство, увы, почти забыта. Надо повернуть национальное самосознание народа к детям. А это означает очистить родительство от безответственности, жестокости, педагогической неграмотности.

А.П.Чехов когда-то сказал: «Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой». Мы, весь народ, вся нация должны испытывать стыд перед детьми. Стыд за несделанное.

Душа. Душа растущего человека требует разделения радостей и невзгод, надежности и опоры, но никак не одиночества. Никак нельзя духовное подменить материальным! В детском мире нет простоты, здесь все втройне трудно. Сложен процесс притирки с  товарищами в новых обстоятельствах, в первых конфликтах. Как важен не просто совет, а единодушие, сопереживание. По всей стране как грибы разрослись различные клубы металлистов, луберов и т.д. Не вдаваясь в оценку этих клубов, вовлекающих в свои ряды тысячи, если не миллионы подростков, скажу только, что сам факт их возникновения – не что иное, как свидетельство родительского, а значит, общественного, безразличия к судьбам своих детей. Мотивация безразличия одна: занятость. Но что стоит работа, коли самое главное – дети! – оказались на задворках наших забот?

Что делать?

 Вернуть  началу человеческой жизни общенациональную приоритетность. Мы обязаны воссоздать культ семьи. Каждый день и каждый час наша пропаганда должна внушать необходимость возрождения внутрисемейных отношений, их очищения. Чего стоит самый что ни на есть разударник в труде, если он дома хам и сатрап?
 

1988 год

Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков», Харпер Ли «Убить пересмешника», Дж.Селинджер «Над пропастью во ржи» - три разных писателя, три непохожие судьбы, три неодинаковые книги. И одно пронзительное, роднящее эти книги чувство – обнаженной острой боли за малых сих: что с ними будет, когда их захлестнет волна взрослой жизни? Главная общая идея всех трех книг – охранение тех, кто – еще или уже – слаб, нуждается в поддержке, в помощи, в духовной силе всех – дети и старики.

Старики и дети. Два этих возраста можно уподобить Великим Озёрам, сообщающихся меж собой стремительной рекой взрослого бытия. Многим кажется, что река эта и есть главный стержень жизни…однако детство и старость обладают двумя свойствами, перед которыми надобно отступить, которые следует осмыслить и не забывать ни на день –Начальностью и Конечностью всего сущего. То есть нас самих. Глупы ли, жестоки ли, неправедны ли взрослые, если позволяют себе такую нищенскую роскошь, такое ничтожное расточительство – не помнить, попирать, отвергать, не любить, отталкивать человеческую Начальность и Конечность – самих себя, свое бывшее детство и будущую старость. Взрослый мир часто демонстрирует поразительное безрассудство, чудовищный эгоизм, и примеры конкретного бытия дарят нам печальные образцы взрослого отмежевания от детства и старости.

Подростки. Мы создали для себя удобные понятия – переходный возраст, трудный возраст, объясняющие взрослым повышенную конфликтность растущего человека. Но не слишком ли утешительна терминология, списывающая все проблемы на спасительную необъяснимость возраста? Может речь идет о последних боях детства за свою чистоту против обкатывающих личность, срубающих со ствола все сучки индивидуальности взрослых нормативов?

Вывод: есть на свете оазисы добрых дел, но без изнуряющего труда они скоро сократятся , а потом исчезнут и вовсе. Поэтому добрые взрослые должны расширять свои пашни, высаживать семена, поливать их, пока не взойдут новые ростки. Среди добрых взрослых дел  и книги о необходимости охранять первоистоки человечности в каждом человеке.
Из всех хрупких ценностей мира самой ломкой оказывается душа ребенка, отрока, юноши.

 

1990 год

То, чего нам так не хватает… (из предисловия к книге Януша Корчака «Как любить ребенка») А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности – родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви. Есть поговорка: как аукнется, так и откликнется.  Сколько положишь, столько и получишь. Только если следовать лишь им, добьешься одного воспроизводства, для сеятеля это просто беда, когда зерна он снимет ровно столько, сколько посеял. Пахарь должен получить прибавок, только тогда он выживет, прокормит свою семью. Так же точно и общество должно бы существовать. Прогресс состоит из прибавок, которые дают поколения, «посеянные» их родителями и наставниками. Конечно, прибавок этот есть, но в каких пространствах? Человеческих знаний, в области технологий. А как с духовностью? Замечаем простые потери: меньше становится доброты, милосердия. Грубее и жестче отношения. Исполнение долга уступает служебным обязанностям. А любовь к детям стала напоминать любовь к собственному имуществу. Порой, к имуществу больше. Что может быть печальней и горше?

Давно замечено, что лучшие и худшие стороны выявляет беда. Те, кто воображает, будто доброта и любовь, малозначимые , второстепенные качества, которые не помогают, напротив, даже вредят, допустим, при достижении карьеры, бывают наказаны на краю этой карьеры, а еще чаще – на краю собственной жизни- нелюбовью и недобротой окружающих. И пусть же всякий, кто спохватится и поторопится вперед – от нелюбви к любви, от недоброты к доброте, припадет как к чистому источнику – к этой последней заповеди Януша Корчака.

 

90-е годы.

Альберт Анатольевич неустанно обозначает проблемы детства на уровне правительства и Президента: рождаемости, цены на детские товары, детское питание, летний отдых, детские сады и ясли, о сиротстве, о детском здравоохранении, о литературе и культуре для детей, об игрушках, о детском туризме. Ряд публикаций бьют в набат о том, что детство в опасности:

В газете «Правда» за 1992 год он публикует статью «Плач о детстве»

В газете «Труд» за 1993 год  открытое письмо властям  «Слышите? Плачут дети!», «Политики, опомнитесь!»

«Моя газета!, 1995 год. «Россия без будущего?»

Журнал «Наш современник», 1995 год, статья «Детский вопрос», в которой много болевых точек обозначено автором и в которой вместо эпилога приводится заметка из одной солидной газеты «Такой маленький, а уже новый» и которая заставила писателя, председателя Детского фонда А.А.Лиханова с ужасом понять: «А ведь это всерьёз».  А смысл заметки в том, что трехлетний Андрюша из Екатеринбурга открыл во дворе дома коммерческий киоск. Андрюша безошибочно выговаривает слова «товар», «сдача», «учет», «закрыто». Он знает марки сигарет, названия жевательной резинки, прекрасно ориентируется в ценах. А семье не пропадает даром ни одна жестянка из-под пива, ни один фантик из-под жевачки. Пустые банки  с яркими этикетками пользуются большим спросом у Андрюшиных сверстников, многие из которых расплачиваются с трехлетним коммерсантом настоящими деньгами. «Далеко пойдешь, парень»,-говорят ему взрослые».

Есть над чем поразмышлять.

 

2000 год

Открытое письмо ИО Президента В.В.Путину «Если власть не займется спасением семьи, страна погибнет»

Статья в «Российской газете»  «Посолено слезами уже выплаканными. Обдумано думами, уже выстраданными», где А.Лиханов говорит о перевернутых ценностях:

Если верить российскому ТВ, все героическое сосредоточено в США. Героика в России начисто отсутствует.

Что вчера было добром, сегодня превращено в беспомощность

Что было низкопробным, стало первоклассным.

ТВ сплошь и рядом тиражирует отрицательный пример.

Цели жизни превращены в мечту отроков о деньгах. И это целеполагание формируется напрямую экраном.

Материальное благополучие любым путем – это становится моментом распада человека, семьи, группы, общества. Последовательным распадом всего. Люди перестают верить друг другу.

 

2001 год

Читать или не читать? Дышать или не дышать?
Вот вам несколько сфер жизни, где пополнение ума пресечено, если не полностью, то почти, в основном:

В России 33, 7 миллиона детей.

2 млн. из них неграмотны.

2,5 млн.беспризорников, и вряд ли кто по нынешним временам бежит из дому на Северный полюс, захватив книгу.

Из 350 тысяч зарегистрированных наркоманов 70 тыс. - школьники.

В стране 700 тыс. сирот и детей, лишенных родительского попечительства.

700 тыс. детей-инвалидов, в большинстве семей не хватает денег на лекарства, и тут уж не до книг.

14 млн. детей родились вне брака или в результате развода оказались в неполной семье. А это тоже душевный крен.

Каждому из этих ребятишек нужен психолог, а если их нет, могла бы сработать книга.

Компьютер. Выступать против него бессмысленно. Но ведь вполне очевидно, он съедает ребенка. Оснащает умением, мнимой продвинутостью, но поглощает время, часто принуждает хуже учиться  - некогда учить уроки. Мы не видим бед – не грядущих, а сегодняшних. В Японии новое бедствие, технологическое по сути. Дети бросают школу, не хотят учиться. Сидят дома у компьютеров, «ударились в бега» от жизни, от школы и семьи. Они эмигрировали в виртуальный мир.

Что делать? Наполнять книгами библиотеки. Изыскивать средства.
 

2003 год

Настала пора не писать, а кричать, не бороться, а восставать.
 

Все сломалось, все ценности, все отношения.  Перевернулась публичная мораль. Один за другим «Наш современник» печатает два моих романа – два громких, казалось, крика, два вопля  «Никто» и «Сломанная кукла». Два романа – суть анализа сегодняшних дней, моральной ломки, извращенной смены ценностей, вопль в защиту детства, на которое все это свалилось. Я в этом уверен.

Книги  для и про юношество должны стать педагогикой прямого действия. Я много езжу по стране. И всюду повторяю: вся моя надежда, когда речь заходит о детских бедах, на провинцию, на Россию, на учительство, на библиотекарство, на провинциальный театр, на музейщиков, вообще на все, что есть не столица, но есть Россия.

Надо сегодня думать о духовной защите, о спасении, о том, чтобы принести книгу страждущему.  Вложение в детство, расходы на него, инвестиции, как сегодня принято говорить,  - самые высокопроцентные, самые высокодоходные – они спасают духовность детства, они защищают нашу Родину – не во времени будущем, а во времени настоящем.
 

2005 год

в интервью «Российской газете» Альберт Анатольевич Лиханов на вопрос журналистки «Как обстоит дело с детским чтением? И нужна ли нам детская литература?»  ответил со свойственной ему прямотой: «Мы сегодня сдаем своих детей совершенно безжалостным образом. Детская литература переживает не просто упадок, а угнетение. Новых книг почти нет. А против ребятишек среднего школьного возраста и вовсе идет изощрённая агрессия. Тот же Гарри Потер, который многих с ума сводит. Подростки любят таинственные вещи. Я помню, когда-то взахлеб читал Жюль Верна. Но жюль-верновские придумки носили реальный характер. Они подвигали ум к тому, чего можно достичь. Явь, связанная с фантастикой. А сейчас имеем дело с реальностью, затуманенной мистикой третьего измерения. Чужого мира, вызывающего жуткие ощущения, невралгию и бессонницу. Такая страшилка угнетает несостоявшуюся личность, подрезает ей крылья».  

Книга стала простым товаром. На прилавках сплошь и рядом не духовная ценность, а духовный мусор, если не сказать – отрава.  Цель – духовная быдлизация людей. : легкое малоодаренное чтиво для развлечения на всякий вкус – от любовных романчиков и детективчиков до порнухи. Это целая товарно-производственная система денег, ничем не отличаясь от производства сигарет, конфет, выпивки. Удовлетворение потребителя.  Но уже вовсе не воспитание, не духовность, не обнаженный нерв страдания, не умение мыслить и что-то менять.

Ну а собственно книга, библиотека, эвакуируются, прямо скажу. Библиотека для детей – это инструмент воспитания, особого рода педагогика, на пополнение фонда денег не дают или дают гроши.

 Социальная функция детской литературы в том и состоит, чтобы помогать детям разбираться в их собственных жизненных ситуациях. Что же делать? Стиснув зубы, бороться изо всех сил за читателя, целеустремленно заниматься организацией детского чтения. Им нужно управлять – как бы ни вопили при этом либеральные идеологи. Самообразование и самовоспитание происходит именно при чтении. А мы их (детей) отдаем на беспривязное содержание телевидению.

К слову: «Зачем детям давать читать книги, от  которых они плачут?»

Послушаем А.А.Лиханова: «От детей ничего не надо скрывать. Это ерунда, что детская литература должна быть дисциллированной водичкой. И в маленьком возрасте, когда человечек плачет, он уже знает, что такое обида, обман, осознает непростоту жизни. Дети должны брать книжку и задумываться. Должны знать, что жизнь непроста и порой жестока, несправедлива».

Нет ничего страшнее неграмотных, бессердечных, равнодушных поколений. Для России, если это состоится, настанет кома: полужизнь, полусмерть.
 

2010 год

О национальной идее. Она очень простая. Это любовь к детям и почтение к старости, защита малых и старых. На этом должно быть сосредоточено внимание людей. А оно порушено.

Национальная идея деньгами быть не может. И получение высшего образования, знания языков, для того чтобы слинять за границу – тоже не может быть такой идеей. Национальная идея – мы сами и продолжение нашего рода. Так я думаю.

Я верю в нравственную силу книг. И вся моя надежда на провинциальную Россию, на глубинку, куда вся централизованная мерзость еще не дошла, где живут ребята под приглядом своих родителей, может быть, и Церкви, и учителей.

Народ наш необъятен. В нем много добрых начал. И начала эти прорастают из детства.
 

2014 год

Из круга чтения исчезла «золотая полка» - утвердившаяся классика отечественной и зарубежной детской литературы. Я предлагал выпустить и разослать по школам. И не просто разослать, а организовать чтение, пробудить в новых поколениях интерес и простое знание собственной истории (Повесть о настоящем человеке, Молодая гвардия, Александр Матросов – ведь грядет 70-летие Победы) поддержан не был со ссылкой – это дело местных бюджетов!
 

2015 год

Социологи говорят, что едва ли не каждый второй старшеклассник-москвич не связывает свое будущее с Россией. А еще  мечтают стать госчиновниками!

С такой установкой не рождаются! Это тоже наше отступление. Велико влияние семьи. Возьмем украинские события. Они в семьях заражают детей ненавистью к России, и эта ненависть их объединяет. Наших  - ничто не объединяет! Они просто поодиночке стремятся к успешности.  У детей должно быть желание что-то узнать, понять, добиться чего-то самостоятельно, а главное – творить свой собственный путь. Самостоятельно! Если родители будут решать все проблемы, собственная жизнь ребенка может не состояться. При том, что внешне у него будет все. А в этом «все» будет пустота.

Дети руками ничего не умеют делать, одни гаджеты теребят, а это ведь руки труду не обучит! Крепко печалюсь от каких-то очевидных провалов и странностей. Новая формация растет, у которой уже многое изначально отнято – им уже сейчас Достоевского не прочитать, на второй странице сломаются. Писатель Вячеслав Бахревский недавно рассказал, как одна девушка в библиотеке возмущалась: «Я же просила Евгения Онегина, а вы мне Пушкина дали…». Меня пугает быдлизация молодежи. С такими проще: тяжёлых мыслей нет, секс на уме да жратва. Они и детей таких нарожают. Отчего у нас такая бестревожность по самым тревожным делам?
 

В данной статье обозначена маленькая толика из того, чем обеспокоен Альберт Анатольевич Лиханов – директор научно-исследовательского института детства. Им обозначенные болевые точки в отношении наших детей нам под силу решать. И начать необходимо с чтения. Без чтения нет развития. Но и чтиво должно быть не легкомысленное, а заставляющее думать.

В этом году мы с вами, родители, учителя, сделали серьезный шаг навстречу детям. Нас поддержала администрация района, выделив финансовые средства на приобретение художественной литературы для школьных библиотек. Я обращаюсь вновь к вам, Кирилл Викторович, к депутатам районной думы: идет формирование бюджета на следующий год, в котором должна появиться строка на приобретение художественной литературы для школ.

Об авторе
Оставь комментарий

Войдите на сайт

Нет фото

Задать вопрос директору

Достижения

Архив записей

Статистика

Последние события

10.11.2020 в 06:47
06.11.2020 в 23:27
01.11.2020 в 06:07

Минпросвещения
России